Страшные сказки: Город ангелов с Натали ДормерПервые  3 эпизода спин-оффа пользующегося популярностью магического шоу — на этот раз с Натали Дормер.

В 2014 году канал Showtime выпустил 1-ый сезон телесериала «Страшные сказки», где действие происходило в викторианской Великобритании. Элегантная, готическая и сумрачная история была сосредоточена вокруг концепта, напоминающего «Лигу выдающихся джентльменов».

Местный лорд собирает профессиональных в некой сфере людей, чтоб отыскать зло, похитившее его дочь. А на пути команды стают вурдалаки, колдуньи и просто глуповатые и злые люди. При всем этом у самих героев много собственных секретов, несущих опасность как им, так и их близким. Основным плюсом телесериала были именитые актеры в лице Евы Грин, Тимоти Далтона и Джоша Хартнетта, которого не так нередко можно узреть на дисплее. Идеальный стиль, внедрение книжных героев, вроде, Франкенштейна и его сотворения, Дракулы, Дориана Грея и почти всех остальных очень выделяло на фоне всех идущих шоу.

За 3 сезона шоу себя начисто исчерпало, но сумело завершится на логичной и драматичной нотке. Но некое время спустя возникла информация о спин-оффе, который обещал быть совсем самостоятелен и его деяния должны были происходить в другую эру. И вправду, новейший сериал не имеет полностью ничего общего с теми «Страшными сказками».

Рецензия на сериал ««Страшные сказки: Город ангелов»» | Канобу - Изображение 1

Действие разворачивается в Лос-Анджелесе 1938 года. В центре сюжета лишь что ставший детективом представитель латиноамериканского общества Сантьяго «Тиаго» Вега (Дэниэл Дзоватто), которому доверено совместно с напарником еврейского происхождения Льюисом (Нэйтан Лейн) расследовать ритуальное убийство одной богатой семьи.

Жертвам исковеркали лица, наложив грим прямиком с праздничка погибели, вырезали сердца и разложили в определенном порядке, не забыв написать рядом послание на испанском. Все, чтоб была тривиальной причастность латиноамериканцев, которых так очень терпеть не могут в то время. И на данной ненависти построена львиная толика сюжета. Естественно, в телесериале есть и остальные сюжетные полосы, но они все завязаны на нетерпимости.

Рецензия на сериал ««Страшные сказки: Город ангелов»» | Канобу - Изображение 2

Льюис, как в недавнешнем телесериале с Аль Пачино, в компании престарелых друзей смотрит за местными представителями нацистов (это на данный момент тренд?), которые подготавливают почву для пришествия Гитлера.

Тиаго сталкивается с тупоголовым расизмом от коллег, один его брат пострадал от роли в схватке латиноамериканцев и полицейских, иной вступает в банду, которая собирается что-то созодать с со всем сиим белоснежным расизмом. Даже местный политик-расист Чарль Таузенд (Майкл Глэдис), который повсевременно конфликтует с латиноамериканским обществом, вступает в переговоры с нацистами, чтоб те подтолкнули его карьеру, а он оказал им некие услуги.

И вот вокруг этого всего и крутится весь сюжет. Стереотипное расследование убийства, где романтичный герой влюбляется в местный аналог певички из бара/клуба (здесь это радио евангелист Сестра Молли в выполнении Керри Бише), снова тема с коррупцией и строительством. Будущее шоссе обязано пройти через дома латиноамериканцев, а куда они должны отправиться не достаточно кого тревожит. А в дополнение ко всему этому самый затертый нуарный штамп роковой дамы, которую отыгрывает Натали Дормер.

Рецензия на сериал ««Страшные сказки: Город ангелов»» | Канобу - Изображение 3

И вот тут наступает момент поведать о магическом элементе. Фоном всей данной истории служит противоборство 2-ух сущностей. С одной стороны Санта Муэртэ (Лоренца Иссо), а с иной — Магда (Натали Дормер), которая тут выступает броским антагонистом, желающим все опустить в хаос.

И делает она это, притворяясь различными людьми. То советницей политика Алекс, нашептывающей ему точно некорректные решения. То германской дамой Эльзой, которая разыгрывает с симпатизирующим нацистам медиком Крафтом (Рори Киннер, сыгравший монстра Франкенштейна в уникальном телесериале) истасканный сюжет о роковой даме, страдающей от злости супруга. При этом конкретно эта партия отыграна очень фальшиво. Ей просто не веришь. Когда Эльза и Крафт начинают говорить со своими твердыми упорами, то это припоминает пародийные сценки Кевина Смита и Ральфа Гармона, когда те изображают нацистов.

Остальным же двум ее личностям уделено очень не достаточно времени. Основная форма Магды — дама в черном, которую никто не лицезреет, а показавшаяся в 3-ем эпизоде пацанка, тусующаяся с бандой стиляг-латиноамериканцев, пока не раскрылась никак. Но все эти личности соединяет воединыжды любовь к провокациям и манипуляциям. Они все желают, чтоб остальные что-то сделали, при этом очевидно ничего неплохого.

Рецензия на сериал ««Страшные сказки: Город ангелов»» | Канобу - Изображение 4

И на этом все. Мистики тут так не достаточно, что в итоге мы получаем полностью вторичный по всем направлениям сериал про соц неравенство в ретро-сеттинге. В нем нет хоррора, нет напряжения, да он даже не зрелищный. О знакомых персонажах из литературы даже речи нет (здесь, быстрее всего, дело в наиболее грозных американских законах о авторском праве, различающихся от английских).

Он просто вбирает в себя все, что уже было до него. Все это можно было созидать в старенькой адаптации «Темной орхидеи» Джеймса Эллроя, в недавнешнем «Имя мне ночь (то есть темное время суток)», и в почти всех остальных близких по духу произведениях. Опытный старенькый детектив; зеленоватый новичок; начальник заставляющий резвее закрыть дело; продажный бюрократ; роковая дама; секта (понятие, которое используется для обозначения религиозной группы, отделившейся от основного религиозного направления). Умопомрачительно, что основной герой не курит без остановки и не пьет, как жеребец.

Рецензия на сериал ««Страшные сказки: Город ангелов»» | Канобу - Изображение 5

Сериал есть за что хвалить. Он смотрится модно, эра показана отлично, даже есть классные танцевальные номера, ну и работа костюмеров впечатляет.

Но нет чувства, что все это изольется во что-то вправду необыкновенное, потому что магический нюанс телесериала употребляется только для того, чтоб в очередной раз оголить трудности ненависти на расовой почве.

Не совершенно понятно, чем спин-офф был должен приманить зрителя, не считая наименования: ведь в нем пока нет ничего, чем брал его предшественник. Естественно, стоит выносить окончательный вердикт, когда перед очами предстанет цельная история, но все ли дотерпят?